ремонт одежды, ремонт трикотажа, ремонт трикотажных изделий, ремонт шуб, ремонт кожи, художественная штопка, ремонт костюмов, заказ
Свадебные платья
Вечерние платья
Выпускные платья
Одежда для беременных
Спортивная одежда
Форменная одежда
Платки, шарфы, фартуки
Ремонт одежды, кожи
Скатерти, шторы, чехлы
Классические женские брюки оптом
 
НОВОСТИ ГАЛЛЕРЕЯ СТАТЬИ КОНТАКТЫ

Давид Ян: "я не считаю, что мы добились успеха"

Идеи приходят в голову по-разному. Утверждают, что Менделеев увидел свою знаменитую периодическую таблицу во сне. Идея, с которой началась компания ABBYY, возникла у Давида Яна на экзамене по французскому языку в далеком 1989 году.

"Я сидел на экзамене, - рассказывает Давид, - и вдруг подумал: почему до сих пор никто не написал программу, которая бы обучала французскому языку? Тем же вечером я пришел к выводу, что больший спрос будет иметь английская обучалка. А на следующий день я решил, что спросом будет пользоваться скорее не обучалка, а словарь".

"Моим партнером (и первым программистом будущей компании), - продолжает Давид, - стал Александр Москалев - в то время сотрудник НИИ в Черноголовке. Его помог найти Булат Гайфуллин - ныне руководитель компании "Интерфейс". Булат привел меня в комнату, где были установлены роскошные по тем временам цветные XT'ишки. За одним из компьютеров, спиной к нам, сидел человек. Когда мы обратились к нему, он, выдержав паузу, не спеша обернулся. Я изложил ему идею, предложив работать за 50 процентов от будущих продаж. Программист взял неделю на раздумья".

Сумма в 1500 рублей под идею нашлась у некоего Центра научно-технического творчества молодежи, который согласился заплатить авторам словаря и кооперативу, взявшемуся перевести словарь в электронную форму. "Как это ни печально, но наш заказ чуть было не стал причиной разорения кооператива. В договоре я прописал неустойку в размере 0,1 процента от суммы договора за каждую допущенную ошибку. После того как мы подсчитали ошибки, оказалось, что кооператив должен деньги нам".

Подумав неделю, Александр Москалев согласился на предложение Давида, и дело закрутилось. "Поскольку я учился на четвертом курсе института, мы планировали управиться с компьютерным словарем за летние каникулы: за июль написать программу, а за август продать первые сто копий программы, по сто рублей каждую. Мы рассчитывали заработать на Lingvo (так мы решили назвать разработку) десять тысяч рублей - по пять тысяч на брата - и на этом разойтись. Ни я, ни Александр не собирались создавать компанию. Тем более что пять тысяч рублей по тем временам были просто фантастической суммой (для сравнения: моя полуповышенная стипендия тогда составляла пятьдесят пять рублей, а хорошая летняя шабашка приносила студенту около четырехсот рублей). В то время нам казалось, что мы стоим на пороге студенческого богатства. Реальность оказалась суровее: только в январе следующего года в словарь были внесены последние изменения, а первые три копии были проданы только в мае (правда, ушли они по семьсот рублей). Так мы вернули инвестированные деньги и немного заработали. В конце концов дело нас затянуло, и пришлось-таки создать фирму. Назвали мы ее - "Бит"".

Развитие бизнеса требовало новых идей, которые не заставили себя долго ждать. Фирма "Бит" решила реализовать концепцию "От листа на одном языке, до листа на другом языке". Было решено продавать программы в комплекте, который позволял бы автоматизировать весь цикл перевода документа - от сканирования, распознавания и коррекции до перевода. "Как оказалось, это было удачным решением - потребность в таком комплексном продукте была, и люди охотно его покупали. Мы решили совершенствовать программы, входящие в комплект, - систему оптического распознавания текста (OCR - Optical Character Recognition), электронный переводчик, системы коррекции орфографии и электронный словарь (Lingvo). Но тут же наткнулись на препятствие - оказалось, что развивать продукт, который тебе не принадлежит, очень трудно. Разработчики не воспринимали наши идеи, а продавать исходные тексты своих программ они не хотели, - и тогда мы решили действовать сами". В результате компания "Бит" разработала свой корректор орфографии LingvoCorrector и программу оптического распознавания текста FineReader. С переводчиком получилось проще - удалось найти общий язык с питерской командой ProMT, которая стала поставлять свою систему машинного перевода. Выпущенный в 1993 году FineReader 1.0 стал первой российской OCR-программой под Windows. Он распознавал тексты на двух языках, русском и английском, и не требовал предварительной настройки шрифтов, как другие распознавалки. "Хотя, конечно, - улыбается Давид Ян, - самую первую версию трудно сравнивать с FineReader 4.0. Они отличаются друг от друга, как "Запорожец" от "Мерседеса"". Первыми покупателями FineReader стали организации, нуждавшиеся в том, чтобы переводить бумажные документы в электронный вид. В то время рынок был настолько пуст, что продавались любые OCR-программы. Правда, по словам Давида, тогда считалось удачей, если удавалось продать несколько копий в месяц.

Почему вы остановились именно на лингвистических программах?
- Выбор был не случайным. Мы понимали, что российские разработки вряд ли смогут конкурировать с русскими версиями раскрученных зарубежных программ. Нужно было искать свободные ниши, где западным производителям софта, не знающим российской специфики, было бы трудно соперничать с нами, - будь то язык, как в нашем случае, или бухгалтерия, как в случае "1С". Мы решили заниматься приложениями, учитывающими языковой фактор, - словарями, системами коррекции, программами распознавания. Но мы вовсе не замыкались на лингвистике - и даже вели переговоры с компанией "МикроИнформ" о создании Windows-версии популярного в то время текстового редактора "Лексикон". Мы даже получили возможность изучить разработки создателя "Лексикона" Евгения Веселова. Но чтобы довести их до законченного решения требовалось время, которого не было. В то время Microsoft Word уже занимал доминирующее положение как текстовый редактор под Windows. Пока пользователи не перешли полностью на Word, необходимо было создать Windows-версию "Лексикона". Мы предложили "МикроИнформу" новую концепцию редактора. В то время среднему пользователю требовались только простейшие возможности Word, часть пользователей вообще не умела работать в Windows, и новый "Лексикон" должен был стать промежуточным звеном между DOS'овской версией "Лексикона" и Microsoft Word. Помимо функций работы с текстами, он должен был включать в себя элементы обучения принципам работы в Windows, то есть быть обучающим редактором. Но "МикроИнформ" не была готова отказаться от старой концепции, от многолетних разработок, и этот проект не состоялся.
Во всем мире ABBYY известна прежде всего своими системами оптического распознавания текста FineReader. Когда вы поняли, что ваша разработка не уступает зарубежным аналогам?
- Сравнительное тестирование своих программ и программ конкурентов мы проводим регулярно. Тестовая выборка (всегда одна и та же) содержит десять тысяч документов разного качества на разных языках, к которым у нас есть выверенные тексты. Превосходство над аналогами продемонстрировал уже FineReader 2.0. Тем не менее, эта версия не была конкурентоспособна на международном рынке, поскольку работала только с русскими и английскими текстами и поддерживала только двуязычный интерфейс. Точность распознавания для OCR-системы, безусловно, важный момент, но недостаточный. FineReader 3.0 в этом отношении продвинулся гораздо дальше. Он стал распознавать два новых языка - немецкий и французский - и обладал уже четырехъязычным интерфейсом. Тем не менее, для западного рынка и этого мало. А вот FineReader 4.0, распознающий тексты, написанные на сорока языках, и имеющий семиязычный пользовательский интерфейс, является, без сомнения, конкурентоспособным на мировом рынке.
Причем с версией 4.0 произошла забавная вещь. Прежние версии распознавали текст качественнее, чем конкуренты, но медленнее. FineReader 4.0 стал быстрее, а конкуренты в погоне за качеством снизили скорость распознавания, однако догнать нас по качеству не смогли. Фактически они сыграли нам на руку. Впрочем, победа нашей системы в тестах - еще не деньги в кармане.
Что позволило ABBYY добиться успеха?
- Я не считаю, что мы добились успеха. Вот если бы нам принадлежало 20, 30, а то и 70 процентов мирового рынка систем оптического распознавания, это был бы успех. Мы гордимся тем, что были признаны самым профессиональным разработчиком прикладного ПО в России [ 1 ], но на самом деле все еще впереди.
Мы часто обсуждаем нашу замечательную "технологию конвейерного программирования", говорим о том, как важно для проведения ресурсоемких проектов (десятки человеко-лет, сотни тысяч строк кода) создать человеконезависимую систему. Систему, которая не принимает глупых и отторгает ленивых. Но все-таки тому положению, которое сейчас занимает ABBYY, мы в первую очередь обязаны людям. Девятилетний опыт работы в команде позволяет нам все больше и больше ценить известную формулу успеха бизнеса: "Бизнес имеет пять составляющих успеха - люди, люди, люди, маркетинг, технология". Когда мы только начинали, я не сомневался, что обратный порядок: технология, маркетинг, люди, - правильнее. Прошло время, и я понял, что акценты в формуле расставлены верно. Возможно, пройдет еще время, и я соглашусь с формулой целиком и полностью. Нам повезло: у нас работают талантливейшие люди. Все остальное приложилось.
Из интервью с Давидом Яном



Автор : Алексей Кузьменков- ibusiness.ru

Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100