ремонт одежды, ремонт трикотажа, ремонт трикотажных изделий, ремонт шуб, ремонт кожи, художественная штопка, ремонт костюмов, заказ
Свадебные платья
Вечерние платья
Выпускные платья
Одежда для беременных
Спортивная одежда
Форменная одежда
Платки, шарфы, фартуки
Ремонт одежды, кожи
Скатерти, шторы, чехлы
Классические женские брюки оптом
 
НОВОСТИ ГАЛЛЕРЕЯ СТАТЬИ КОНТАКТЫ

«Грязный» В2В

Нужна ли российскому бизнесу прозрачность? Многие увязывают этот вопрос с реализацией моделей “бизнес—бизнес”. До тех пор пока бизнес не станет прозрачным, а компании — белыми, реализовать решения “бизнес—бизнес” будет невозможно — утверждают они. Но на самом деле отсутствие прозрачности и “белизны” — отнюдь не главная беда российского корпоративного рынка. Основных препятствий для массового внедрения В2В-решений несколько. Вот лишь некоторые из них…

Эта проблема стоит для любой биржи, не только интернет-площадки. Но обычные биржи решает этот вопрос достаточно просто: участник торгов подписывает соглашение, по которому он гарантирует, что в случае, если его оферта акцептована другим участником сделки, он обязан продать или купить товар. Условно говоря, если кто-то решил купить ваш товар по условиям указанным в заявке, вы обязаны заключить с ним сделку. Аналогичные соглашения подписывают участники торгов на интернет-биржах, но здесь встает проблема доказательства акцептования оферты.

Участники торгов традиционных оффлайновых площадок делятся на две категории — это брокеры, торгующие непосредственно на бирже, либо те, кто работает через специальный терминал системы “биржа-клиент”. Наличие у клиента терминала, с которого проводилась сделка, автоматически идентифицирует ее участников. В Интернете наиболее распространенным способом идентифицировать участников является электронная подпись. И вот здесь начинаются основные проблемы.

Во-первых, закон об электронной подписи пока находится только на стадии рассмотрения в российском парламенте (правда, есть информация, что к концу года он все-таки будет принят). А это означает, что все действующие в Сети торговые площадки на самом деле биржами не являются (биржа гарантирует сделки). Пожалуй, самое подходящее определение для них — это интернет-базар. То есть покупатель и продавец сходятся вместе, а уж как они договорятся между собой — их проблемы.

Во-вторых, банальный факт — законы, определяющие понятие “электронной подписи” и регулирующие ее использование, меняются от страны к стране. А это сильно осложняет создание глобальных торговых площадок. Например, между продавцом из России и покупателем из США осуществляется сделка на торговой площадке, расположенной в Лондоне. Как быть в случае, если одна из сторон оспаривает факт сделки? В рамках какой юрисдикции следует проводить разбирательства? Ведь каждый из участников торгов может ссылаться на свои собственные законы. Поэтому необходимы механизмы, вводящие стороны в правовое поле сделки и регулирующие конфликтные ситуации. В принципе это также можно решать, торгуя через местные представительства или прописывая напрямую в договоре механизмы урегулирования конфликтов, например “в случае возникновения конфликта ситуация будет рассматриваться в английском арбитраже по английскому праву”. Но при этом за кадром остается такой тонкий момент, как механизмы исполнения судебного решения. В самом деле, вряд ли судебный исполнитель приедет из Великобритании, чтобы урегулировать проблемы с российской компанией.

Наконец, давайте рассмотрим российский вариант решения конфликта между участниками. Как будет рассматривать ситуацию суд, если отсутствует необходимый для рассмотрения закон? И даже если он появится на бумаге, как его будут использовать, если судьи очень слабо разбираются в том, что такое “электронная подпись” или “Интернет”? Механизм урегулирования будет работать только в случае доброй воли всех участников конфликта. И весьма вероятно, что до официоза дело просто не дойдет, разбираться будут “крыши”. В принципе неразрешимых проблем не бывает. Со временем у судей появятся законы, прецеденты, методы ведения бизнеса станут менее грубыми, однако до этого пока далеко.

Кстати, организация торговых площадок — не только российская проблема. Например, американские компании до сих пор не могут развернуть эффективную торговлю на европейском рынке, а правительства стран не могут договориться взимать (или не взимать) налоги с интернет-коммерции.

До торговли на визуальных площадках еще далеко. Большинство сделок совершается традиционным образом .

Поэтапный В2В

Впрочем, для России основная проблема состоит не в этом. Для решений “бизнес—бизнес” не готовы сами предприятия. Большинство независимых порталов, которые уже стартовали или вот-вот начнут работу, вряд ли смогут в ближайшее время показать серьезную прибыль. Необходимо понимать, что эффективной может быть только независимая площадка, поддерживаемая некоторым количеством поставщиков. А что будет, если к владельцам интернет-биржи придут из налоговой полиции и попросят показать данные о сделках? Практика показывает, что государство выработало эффективные механизмы давления на любой бизнес, например, через налоговую полицию. Готовы ли компании к такому развитию событий?

Наконец, другой важный момент — насколько организационная и информационная структура самих компаний позволяет участвовать в решениях “бизнес—бизнес”. В большинстве своем, даже при огромном желании владельца компаний, торговать на интернет-площадке она просто не сможет. Где базы данных по товарам, где системы учета добычи, где системы управления продажами, как все это соединить через Сеть?

Для того чтобы войти в электронную коммерцию корректно, необходимо сделать несколько последовательных шагов. Вначале — привести в порядок внутреннюю информационную, а главное — организационную структуру. При этом компания не становится прозрачной, у нее появляется внутренняя логика. Все операции ведутся по единому алгоритму. Но при этом они также могут маскироваться запутанной цепочкой формально не связанных оффшорных предприятий.

Результаты первого этапа оценить достаточно сложно: издержки вроде бы снизились, но прибыль не увеличилась. Цены на нефть растут, и при низком, для нефтяной компании, пороге затрат на реструктуризацию — 2—3 млн. долларов — многие руководители просто не захотят этим заниматься. Но это уже вопрос толковости поставщиков решений — сумеют ли они их убедить или нет? Как правило, первый этап проходит легче, если организуются дочерние компании или проходят инвестиции в существующую. Чем выбивать деньги у финансового отдела, легче вписать соответствующую статью в бизнес-план.

Второй этап — проведение части своих сделок на чужих площадках: интеграция внутренней информационной системы с внешними системами. Например, при экспортных операциях можно торговать нефтепродуктами либо арендовать транспортные услуги через западные интернет-площадки. Это приводит к появлению определенной культуры работы внутри компании. Наконец, третий этап — переход на схемы “бизнес—бизнес”. В этот момент решение о переходе является исключительно стратегическим вопросом — вся информационно-организационная структура для этого существует. На этом этапе достаточно просто просчитывается прибыль от перехода на работу по В2В-модели, поэтому решение “переходить—не переходить” принимается достаточно просто.

Уход от налогов в В2В, или Как это работает?

Обычным способом ухода от налогов является регулирование расчетных цен внутри самой организации: головная компания покупает у добывающих организаций нефть по смешной цене, потом по чуть большей цене экспортирует ее в оффшорную компанию (или в цепочку оффшоров), которая продает ее финальному потребителю по рыночной цене. При этом основная прибыль выводится из России и оседает на счетах оффшорной компании. Этот механизм прекрасно известен в нефтяной отрасли, с ним знакомы и в налоговой инспекции, но сделать что-то с этим при существующем законодательстве достаточно сложно. В свое время налоговая инспекция достаточно сильно “трясла” нефтяные компании за эту схему. И если крупные нефтяные компании вполне могут договориться с налоговиками: “Мы должны вам столько-то денег, каким образом эти деньги появляются — не ваше дело”, то для средних и малых фирм — это одна из серьезных проблем.

С использованием интернет-биржи эта проблема решается. Например, одна небольшая нефтяная компания организовала биржу, причем цены на нефть там выставлялись такие, что участвовать в торгах могли только аффилированные компании. И все цепочка перепродаж прокручивалась через биржу. Очень удобно. Это и есть основная цель создания большинства решений торговых площадок в Сети — упрощенная схема ухода от налогов. И первые инициативы по их созданию в основном направлены именно на решение “налоговой проблемы”. Причем заметьте, эта торговая площадка, Web-сайт, обновляется несколько раз в неделю. Следовательно, его можно рассматривать как средство массовой информации. А СМИ, как известно, не платят НДС. Таким образом, помимо схемы пониженного налогообложения, компания получает брокера, который не платит НДС. Вот с этими задачами В2В-решения справляются очень хорошо. Поэтому за перспективы развития сектора “бизнес—бизнес” в России можно быть спокойным. Он будет развиваться.

Кстати, использование подобной схемы удобно для всех. Российская компания становится более прозрачной и логичной в глазах иностранного инвестора. Из цепочки продаж исчезают непонятные оффшоры, прибыль в которых сложно контролировать. Это означает, что компания становится более привлекательной в качестве объекта для инвестиций, т. е. привлечения денег в российскую экономику, следовательно, это хорошо для государства. Это хорошо и для бизнеса компании, т. к. организация подобной площадки и участие в ней требует упорядоченности бизнес-структур.

 

Автор : Алексей Кузьменков- ibusiness.ru
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100